Новости
21 октября

Бизнесмен Александр Кнырович, недавно освободившийся из тюрьмы, написал письмо беларусу, которому только через два месяца исполнится 18 лет, но он уже осужден на три года тюрьмы и признан политическим заключенным. 

Справочно: Александр писал Сергею Ганцевичу, старшекласснику из Бреста. Его обвинили по ч.3 ст. 293 (участие в массовых беспорядках) за то, что он вышел на протест 10 августа 2020-го. До суда Сергей находился на свободе под наблюдением. 10 марта 2021-го парня приговорили к трем годам лишения свободы. За пару лет до этого умерли и отец и дедушка Сергея, он жил вдвоем с мамой. 19 декабря парню исполнится 18 лет. Написать Сергею можно по адресу: Воспитательная колония №2, 213807, г. Бобруйск, ул. Генерала Батова, 4. 

Далее – письмо Кныровича

«Здравствуй, Сергей! Мы с тобой не знакомы. Тебя посадили 10 марта этого года, а я вышел на свободу 17 августа из исправительной колонии №3, в которой ты, может быть, окажешься после того, как тебе исполнится 18 лет.

«Дерьмо случается!» – говорил герой одного очень хорошего фильма. Может быть, ты смотрел? Это превосходный фильм, «Форрест Гамп». 6 место в рейтинге лучших фильмов всех времен на «Кинопоиске» – уважаемый, между прочим, сайт.

Так вот – оно случается. Случается с каждым из нас. Я думаю, ты это прочувствовал в своей жизни очень глубоко. Я читаю твою семейную историю и думаю – сколько же тебе нужно сил, чтобы не сломаться… Не сейчас, а тогда – когда ты остался один у мамы. Это – большое испытание. Думаю, тебе было очень тяжело. А сейчас – вся вот эта история. Мерзость, что и сказать. Дерьмо случается!

Но я бы не хотел, чтобы ты озлобился на мир, на человечество вообще, либо на конкретных его представителей.

Я думаю, ты проходишь и мой путь. А я, среди всей творящейся несправедливости следствия, суда и приговора, столкнулся с очень светлыми сторонами мира. 

Я встретил очень много интересных людей, с которыми, благодаря тюремному заключению, у меня была возможность долго и глубоко разговаривать. Некоторые из них стали мне настоящими друзьями и останутся ими, я надеюсь, навсегда.
Я начитался всласть. Это большая привилегия – в нашем бурном информационном потоке иметь возможность спокойно, не торопясь, вдумчиво читать книги, чувствовать сознание автора.

Я бы посоветовал, с учетом твоего прекрасного возраста, «Стрелок» Кинга, «Вся королевская рать» Уоррена, что-нибудь толстое (все равно что именно – там все прекрасно) из Харуки Мураками и, обязательно, «Мастер и Маргарита» Булгакова – это моя любимая книга. Обещаю, ты не пожалеешь!

Скоро тебя переведут во взрослую колонию. Не бойся ничего. Там отношения между людьми спокойные, ровные. Всё, как мне кажется, проще, чем на «малолетке». Главное правило – «живи кем жил». Что означает? Не изображай ничего, просто будь собой и всё будет хорошо.

Я надеюсь, ты найдешь для себя кучу интересных занятий и кроме книг. Там можно заниматься спортом, участвовать в музыкальном кружке, в театральной студии.
И, главное, там, в колонии, сейчас много людей, которые могут тебя научить важным в жизни вещам. Вещам, которые, возможно, понадобятся тебе в будущем: от психологии до умения правильно выжимать трицепсом штангу. Не теряй эту уникальную возможность.

Еще я думаю, тебе хочется ИМ отомстить. Понятное, естественное желание. Но лучший способ ИМ отомстить – стать счастливым, сильным, спокойным и успешным человеком, мужчиной.

Выучиться современной (высокооплачиваемой) профессии, быть профессионалом, а значит – быть независимым, в том числе и от НИХ. Создать семью, растить спокойных и любознательных  детей. Путешествовать и готовить вместе. Поверь – это прекрасные занятия!

Я не знаю тебя, но я в тебя – верю! Ты – король своего мира. Все зависит только от тебя. Пока! И – держаться!». 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
18 октября

Знакомьтесь, активист из Орши Сергей Мерненко. Летом 2020-го он был наблюдателем за выборами, за что его трижды наказывали административным арестом, вызывали на допросы и разыскивали по родственникам и знакомым. 

Несколько недель назад Сергея снова «пригласили» к следователю. На этот раз – по уголовному делу его друга по протестной статье. Сергей подумал, что ситуация разворачивается не в его пользу, и решил выехать из Беларуси. Но прежде ему нужно было получить право на выезд, поэтому сначала Мерненко написал в польское посольство письмо с просьбой выдать ему гуманитарную срочную визу и пошел в визовый центр. 

Через некоторое время Сергея вызвали в Оршанский ГОВД и показали распечатку мотивационного письма на имя польского консула. Вероятно, фото документа было получено с камер наблюдения. Активиста предупредили, что его обращение может стать основанием для статьи 356 УК РБ – «Измена Родине». Санкция по этой статье предусматривает лишение свободы на срок от 7 до 15 лет. 

Так же, как утверждает Сергей, его заставляли рассказать о письме на видеокамеру, угрожая дубинкой и кастетом. 

Также силовики приехали по месту жительства мамы активиста и провели там обыск – после этого Сергею удалось покинуть Беларусь. Сейчас Мерненко находится в безопасности.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
15 октября

После августа 2020-го многим беларусам пришлось покинуть страну. Одна из них – пресс-секретарь Белорусского дома прав человека (БДПЧ) Евгения Паращенко. В феврале 2021-го в ее квартире и доме ее родителей прошли обыски, тогда же Евгении вместе с сыном удалось выехать из Беларуси. Правозащитница находится в безопасности – и только сейчас решилась рассказать, как проходила ее эвакуация. 

«Я рыхтавала дакументы ў міграцыю. Трэба было прыкласці ўласную гісторыю, так што мне мімаволі давялося яе ўзгадваць. У мяне не самая страшная гісторыя: я выязджала «белым шляхам» – самалётам з Беларусі. Разам з мною быў мой сыночак – і няхай гэта ўскладніла вандроўку ў тысячу разоў, але маральна ехаць без Альберта было б усё адно, што сядзець у турме. Мне вельмі дапамагалі: замаўлялі таксоўку, квіткі на самалёты, гатэлі – адна б я не адолела гэты шлях. 

І ўсё адно, гісторыя маіх уцёкаў, усе эпізоды таго бясконцага дня – гэта тысячы іголак у сэрца. Бясконцага дня, які пачаўся званком у дзьверы а сёмай раніцы – такім працяглым і нахабным званком, які не пакідаў сумневаў: хто і па што прыйшоў?

І за званком мой погляд у вочка на чорныя галовы амонаўцаў на пляцоўцы – dідовішча, на якое я не забудуся ніколі. 

І вось, пасля другога ператрусу, я стаю пасярод кватэры, якую мне цягам 20 хвілінаў трэба пакінуць назаўсёды. Часу вобмаль, бо трэба паспець на начны самалёт з Менску, а я ў Гомелі. Да таго ж наперадзе галоўная інтрыга: арыштуюць мяне на мяжы ці не, як маю калегу Таццяну Ласіцу. Таму з намі на таксоўцы ў Менск паедзе мая мама, каб паспрабаваць забраць Альберта ў выпадку майго арышту. 

Кватэра арандаваная, я ў яе больш не вярнуся. Аднак мы пражылі ў ёй пяць гадоў. Вось я машынальна папраўляю плед на ложку – бессэнсоўна, больш у ім ніхто не будзе спаць. Вось вопратка, сабраная для мыцця, – ніхто больш не запусціць тут пралку. Вось гармідар у дзіцячым пакоі (дзіцячыя рэчы перагарнулі ўсе дагары нагамі – шукалі там найбольш), я не прыбірацьму яго, бо ўсё тут трэба складаць у скрыні і кудысьці вывозіць. Мае кветкі... Карацей, у мяне больш няма хатніх раслін.

І вось я гляджу апошні раз на свой ДОМ і пакідаю яго назаўсёды.

Рэчы для мяне і Альберта я сабрала за 20 хвілін. Мне здавалася, што я добра сябе кантралюю. Але, напэўна, я была крыху ў непрытомным стане. Я чамусьці ўзяла маленькую торбу. Палову з яе я запоўніла памперсамі, якія можна купіць на кожным рагу. Узяла плед, які для Альберта пашыў дзядуля (і ён заняў другую палову торбы). Захапіла маленечкую летнюю коўдрачку, якую для нованароджанага Альберта таксама пашыў дзядуля, каб яму не спякотна было ўлетку ў вазку. І ўзяла гірлянду з зорачкамі. 

Напэўна, мне хацелася захапіць паболей рэчаў, якія б нагадвалі пра дом. Я не ўзяла шмат чаго патрэбнага, затое плед, коўдрачка і гірлянда з зоркамі са мной.

Гэтую гірлянду я першай дастала з торбы, калі мы з Альбертам праз шмат гадзінаў увайшлі ў гатэль у Кіеве. Я паклала яе на палічку над ложкам, запаліла, і мы абодва схаваліся пад коўдру, абняліся і заснулі нарэшце. Нашая вандроўка (дакладней, уцёкі) яшчэ былі далёкімі ад заканчэння, але ў той момант я ўпершыню ад таго, як убачыла чорнагаловых, адчула палёгку.

P.S. 

А на фота я (чырвоны капюшон) сядаю ў міліцэйскую машыну (амонавец адчыняе мне дзьверы), каб ехаць з ператрусу ў бацькоў на ператрус у маёй кватэры. Фота зрабіў нехта з бацькоў, калі яшчэ было не вядома, пабачаць яны мяне пасля ператрусу ці не.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter
13 октября

Сегодня появилась новость о том, что за подписку на телеграм-каналы, которые были признаны в Беларуси экстремистскими, якобы может грозить уголовная ответственность. Объясняем, что происходит, и рассказываем, как над еще не утвержденной мерой смеются в сети.

Что произошло 

В Беларуси приняли постановление Совета министров N 575 «О мерах противодействия экстремизму и реабилитации нацизма». Многие решили, что это постановление уже вступило в силу, НО: документ еще не опубликован. 

Однако представители ГУБОПиК уже заявили, что как только документ будет опубликован (если будет), они инициируют признание экстремистских чатов и телеграм-каналов экстремистскими формированиями. Если «идея» ГУБОПиК пройдет, подписчикам таких тг-каналов может грозить статья УК 361−1 и до семи лет лишения свободы – как участникам экстремистского формирования. 

Еще раз: инициатива ГУБОПиК прямо сейчас остается лишь инициативой, и уголовка за подписку на тг-каналы, которые признали экстремистскими в РБ, грозит лишь в теории. 

UPD: опубликован текст постановления правительства РБ о мерах против экстремизма и реабилитации нацизма – об уголовной ответственности для подписчиков признанных в Беларуси «экстремистскими» телеграм-каналов там ничего не говорится.

Как реагируют соцсети 

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Ситуация с коронавирусом в Беларуси плачевная. На днях в издание Zerkalo.io прислали документ, в котором говорится, что только за 7 октября эпидемиологи зарегистрировали в Минске более трех тысяч случаев COVID-19. Если верить этому документу, 94% процента из заболевших были не привиты. 

С 9 октября в Беларуси было введено обязательное ношение масок и соблюдение дистанции в общественных местах. Позже выяснилось, что за несоблюдение этих правил беларусов будут штрафовать на 870 рублей. 

Как пишет бывший волонтер инициативы ByCovid19 Андрей Ткачев, ситуация в Беларуси страшная: «Такого еще не было. Врачей стало меньше. Мест в больницах нет. Лекарств почти нет». А теперь посмотрите, что пишет врач врач-инфекционист, которая сейчас работает в одной из беларуских больниц – в кислородном отделении.

«Совсем недавно, в июне месяце, мой родной брат три дня находился между жизнью и смертью в реанимации. Три дня я трезвонила в эту самую реанимацию со слезами, выспрашивала, умоляла помочь. И на том конце трубки спокойный и как будто безразличный голос говорил: «Состояние тяжёлое. Делаем все возможное». А теперь я работаю в кислородном отделении инфекционной больницы.

В отделении, откуда люди попадают в реанимацию или выписываются с выздоровлением, или не выписываются. И каждый день я таким же спокойным и как будто безразличным голосом говорю плачущим людям на том конце трубки: «Состояние тяжёлое. Делаем все возможное». Все познаётся в сравнении, друзья. В кислородном отделении я работаю уже две недели. За это время я научилась: 

  • Писать справки о смерти.
  • Врать пациентам, переводя их в реанимацию, что это на пару дней: там просто стабилизируют и переведут назад.
  • Сдерживать дрожь в голосе, когда нужно позвонить и сообщить родственникам, что их близкого человека уже нет.
  • Научилась сохранять спокойствие, когда внутри все разрывается от ужаса.

Не научилась и, наверно, никогда не научусь не впечатляться при виде умирающих людей, которым ты никак не можешь помочь... И которые просят тебя о помощи. И плачут, что так мало пожили.

Зачем все эти посты? Чтобы прочитали антипрививочники. Прочитали и ещё раз подумали о вакцинации. Если кто-нибудь после моих постов пойдёт и сделает прививку, я буду рада».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter